18.02.2019 11:55

Жертвы второго сорта: погибшие в ДТП и двойные стандарты

Жертвы второго сорта: погибшие в ДТП и двойные стандарты

Все, кто интересуется темой безопасности дорожного движения и расследования ДТП, следят за новостями из Харькова. За новостями о рассмотрении судом «дела Зайцевой-Дронова». Дела о «громком» ДТП, в котором погибли пять пешеходов.

Я незнаком с материалами этого дела. Но для любого специалиста позиция следствия и прокуратуры, обвинившей обоих водителей в этом ДТП, видится странной. ДТП произошло на регулируемом перекрёстке. И тут видятся возможными два варианта. Либо Зайцева двигалась на «давно покрасневший» сигнал светофора, и тогда Дронов не мог такого предвидеть. Либо Зайцева заканчивала проезд перекрёстка, возможно, и не успевала остановиться при изменении сигнала светофора, имея право продолжать движение по п.8.11 ПДД, и тогда Дронов обязан был дать ей закончить проезд перекрёстка на основании п.16.5 ПДД. Возможно как одно, так и другое, и я не знаю, какой из этих вариантов правильный. Но не оба варианта сразу.

Однако мы можем предполагать, каким будет приговор суда. В ДТП, в котором погибли пять пешеходов, кого-либо из участвовавших в нём водителей вряд ли признают невиновным. По любому делу о ДТП с пешеходом у нас (да и во всех странах бывшего СССР, кроме, возможно, стран Балтии) к водителю изначально существует максимально возможная предвзятость.

Но внимание общества к этому делу вообще выходит за обычные рамки. Вся страна смотрит новости из зала суда, как какой-то сериал. Это не может быть объяснено количеством жертв.

Несколько дней назад в Донецкой области произошло ДТП, в котором погибли шесть человек. Больше, чем в Харькове. Некоторые из них сгорели заживо. Они ехали в двух столкнувшихся автомобилях. Это событие прошло по новостным лентам. И о нём забыли. Можно спорить, что расследование этого дела и последующий суд над виновным (если он будет) не привлечёт такого внимания общества и СМИ.

В сентябре 2017 года в ДТП погибли пять человек, четверо из которых были известными в Украине политологами. Количество жертв – такое же, как в Харькове. Кто-нибудь знает, чем закончилось расследование? СМИ вообще следили за ним? А ведь погибли достаточно известные люди, которые не раз давали интервью и комментарии тем же журналистам.

В апреле 2018 года в Кривом Роге произошло ДТП с многочисленными жертвами. Правда, предполагаемый виновник позднее умер. Но кто сейчас вспоминает об этой трагедии? Кого интересует, получили ли пострадавшие и родственники погибших какие-либо компенсации?

Летом за один день в двух ДТП с микроавтобусами погибли 15 человек. В одном случае было десять погибших. Освещают ли СМИ эти расследования? Знает ли кто-нибудь, кроме специалистов, в них участвующих, что происходит в этих делах? Обществу неинтересно. Об этом все забыли.

Мне приходится сейчас заниматься делом о ДТП, в котором погибли тринадцать человек, и было много пострадавших. Это были ехавшие на ротацию в зоне АТО бойцы добровольческого батальона. ДТП произошло в 2015 году, первое время о нём писали. Сейчас интерес к делу со стороны СМИ и общества – нулевой. Ни на одном заседании суда ни одного журналиста не было. А между тем, количество жертв и пострадавших – более чем вдвое превышает таковое от ДТП в Харькове, и речь идёт о защитниках Украины. И позиция обвинения по этому делу – ещё более, мягко говоря, странная.

Ни к одному из этих дел нет даже малой доли такого внимания, как к «делу Зайцевой-Дронова». Почему?

У меня есть только одно объяснение. Потому что во всех этих случаях погибшие и пострадавшие не были пешеходами.

Но почему так? Ведь когда анализируешь отношение к жертвам, создаётся явственное впечатление: журналисты, а с ними и общество, испытывают интерес к жертвам ДТП, только если те были пешеходами. Если погибли водители, — неважно, мотоцикла или автобуса, — или пассажиры, — не имеет значения, частного легкового автомобиля или маршрутки, — к ним такого интереса нет. Или он сохраняется крайне непродолжительное время. Как будто эти жертвы – второго сорта, по сравнению с пешеходами.

А в любом ДТП с пешеходом, даже с тем, который нарушил всё, что только можно было, который перебегал многополосный проспект с разделительной полосой в неположенном месте, который ночью был во всём тёмном, и его невозможно было заметить, и т.п., — всегда виноватым будут стараться сделать водителя. Так будет поступать следствие. Так новость о подобном ДТП будут подавать журналисты. Так считают сами пешеходы. В моей практике был случай, когда такая «жертва ДТП», — перебегала, будучи сильно пьяной, многополосную улицу в неположенном месте, ночью, в тёмной одежде, и умудрилась попасть под единственный двигавшийся по улице мотоцикл, — будучи не удовлетворённой тем, что мотоциклиста не посадили, написала в апелляционной жалобе на приговор суда, что она «пострадала без всякой своей вины». И она не одна такая. Подобное приходится наблюдать по каждому подобному делу. Я бы мог привести много примеров из практики, но объём статьи не позволяет.

Читайте также: Неправомерные штрафы полиции: как суды поддерживают водителей

То есть и в этом случае водитель автоматически «исчадие ада», а пешеход «святой».

загрузка…

Такое отношение существует на всех уровнях. И является причиной соответствующей следственно-судебной практики. И никто, кроме тех, для кого автомобиль в жизни – увлечение, или даже нечто большее, не задумывается: а почему же так? Почему даже погибшего в ДТП водителя или пассажира «не так жаль», как пешехода, и к нему меньше внимания в обществе? Почему эти жертвы – «второго сорта»?

Часто можно слышать, что «водитель защищён, а пешеход уязвим». Поэтому, дескать, отношение разное. Но разве погибший на войне танкист – в меньшей степени герой, чем пехотинец? Сама постановка вопроса абсурдна. Но в отношении дорожного движения такая логика почему-то действует.

Да и так ли всё однозначно с защищённостью? Можно ли сказать, что пассажир автобуса, едущий стоя (!), или маршрутки, в которой отродясь не было ремней безопасности, намного более защищён, чем пешеход? И уж точно в одинаковой с ним ситуации по защищённости находятся мотоциклисты (и их пассажиры). Вокруг них нет «тонны металла». Но если кто-то из них погиб или пострадал в ДТП, разве к ним такое же отношение, как и к пешеходам? Разве об этом случае будут так много говорить и писать, так долго помнить? Наоборот, в большинстве случаев, самого же мотоциклиста постараются в ДТП обвинить. Даже если нарушения другого участника ДТП очевидны.

Говорят: «Водитель сам делает свой выбор». Да, это так. Но разве это повод считать его «жертвой второго сорта»? Разве делать свой выбор – это плохо, это предосудительно? Ведь езда на автомобиле – это не какой-нибудь экстремальный вид спорта. Это естественное и обычное для современного человека занятие. А у пассажира, особенно – автобуса или маршрутки, выбора часто и вовсе нет. Тем более – у бойца, едущего в зону АТО. Неужели они заслужили меньше внимания общества, чем погибшие пешеходы?

Кстати, а разве оставаться «по жизни» пешеходом, — это не выбор?

Иногда можно услышать, что, мол, пешеход находиться как бы «в естественном для человека состоянии». Но, простите, по такой логике, «в естественном состоянии» — значит, быть неграмотным. И голым. В крайнем случае, одеваться в звериные шкуры. Но мы же говорим о современных людях и о современной жизни.

Если бы речь шла только о водителях частного транспорта, то мы могли бы вспомнить Владимира Высоцкого с его «Песенкой автозавистника», и, поскольку отношение к «частному собственнику» во многом осталось тем же (разве что марки машины поменялись), мы могли бы думать, что нашли объяснение. В отношении многих ДТП, где аварийная ситуация создана как раз пешеходом, но обвиняют почему-то водителя, — именно эта «логика» самой настоящей классовой борьбы до сих пор работает. И тут я бы мог много примеров из практики привести. И бороться с таким восприятием защите бывает трудно. Это факт. Но когда мы говорим об отсутствии такого, как к ДТП с пешеходами, внимания СМИ и общества к жертвам – пассажирам автобуса или маршрутки, только этим ситуацию объяснить уже нельзя.

Понятно, что авторы новостных сюжетов гонятся за рейтингами и бьют на эмоции. Но чем эти эмоции вызваны?

Может быть, из пешеходов так долго всеми средствами пропаганды (ещё с глубоко советского времени) делали «святых» по отношению к любому водителю, что такое восприятие уже въелось в подсознание и в гены? А задумываться никто не хочет. Даже когда сам садится если не за руль своего авто, то в маршрутку.

Каковы бы ни были причины, такое восприятие нужно менять. И «начинать с себя» нужно, наверное, журналистам. Кстати, то, что, даже в случае нарушения ПДД пешеходом, виновным стараются сделать водителя, — общей безопасности на наших дорогах не добавляет. Скорее наоборот. Но это тема отдельного разговора. И говорить о поведении пешеходов нужно журналистам тоже.

И ещё. Если вы видите на какой-нибудь маршрутке наклейку типа: «Пропусти! Ты один, а нас 40!» (и речь тут будет, прежде всего, о том, чтобы «пропустить» вопреки ПДД, потому что в рамках ПДД апеллировать к количеству не нужно), — помните: это передёргивание. Потому что эти «сорок», — или присвоивший себе право говорить от их имени водитель маршрутки, заинтересованный в том, чтобы сделать больше рейсов за день и получить больше наличных гривен, — не хотят пропускать «одного», только если он заплатил тысячи долларов за автомобиль. «Одного», если он пешеход, не заплативший даже за билет в маршрутке, они пропустят. И воспримут как должное. Так что дело тут не в количестве, а всего лишь в двойных стандартах.

Как и во всех случаях, о которых речь шла выше.

А двойные стандарты никогда не приносили обществу пользы.

Автор: Вадим Володарский, адвокат

Источник

Настоящий рай для автомобилиста Станция технического обслуживания авто Купить недорого автомобиль с пробегом Оборудование для СТО Правила и особенности перевозки длинномерных грузов

Лента новостей